Вернуться Печатать

Музыка исчезающих этносов

газета Сегодня 13:10 14.11.2017

Уже не первый год в Днях русской культуры в Латвии участвуют петербуржцы, супруги Татьяна и Семен. Вот и в программу осенней сессии ДРК они включили концерт своих друзей — уникального ансамбля из города на Неве «Минус трели», концерт которого прошел в принадлежащем им Art–refuge Albert («Прибежище художников «Альберт») в Яня сета.

Россия в мелодиях и картинах

 

В названии коллектива явная аналогия с менестрелями. И это не случайно, ведь участники ансамбля, как странствующие певцы и поэты Средневековья, менестрели, исполняют музыку разных народов, путешествуя по свету, и обозначают свой жанр как постэтно. 

 

Очень богатое, яркое, одновременно и фольклорное, и профессиональное звучание, блестящий вокал и самые разные инструменты — от скрипки, гитары, флейты, рояля, контрабаса и ударных до гуслей и архаичных «звучащих» предметов, составлявших привычное окружение песен, исполняемых народом: топор, березовые дрова, латунный таз. И рядом с ними современная электроника: духовой синтезатор и ACPAD, превращающий, к примеру, гитару в оркестр. 

 

Программа называлась «На нашей земле: Россия в мелодиях и картинах». Это песни народов, живущих в Ленинградской области: финно–угров, ижор, вепсов, шведов и, конечно же, русских. Музыканты исполнят праздничные и обрядовые песни — от частушек до песенного эпоса и погребальных плачей. 

 

Каждый номер сопровождали фотографии и пейзажи тех мест, откуда родом музыкальный материал. На большом экране появлялись живопись и графика петербургских художников Ксении, Олега и Алексея Почтенных, Александра Константиновского, Александра Мажуги, фотографии краеведческого портала regionavtica.ru.

 

В исполнении вокалистки Екатерины Долматовой прозвучала, к примеру, Venesse pUrgiv neiu — песнь вепсов, малочисленного народа Ленинградской области. «Da i rodimij mamuSko», — обращается героиня песни к маме, которую видит на реке в лодке. Строчка из полузабытого финно–угорского языка совершенно понятна русскому уху. Именно такую цель ставят перед собой и слушателями музыканты — сделать далекое и полузабытое близким и понятным через призму постэтно в авторской обработке. 

 

«Катя покорила наши сердца…»

 

Звезда коллектива Екатерина Долматова — профессионал в этномузыке, выпускница кафедры этномузыкологии Санкт–Петербургской консерватории им. Н. А. Римского–Корсакова. Она не только пела, но и играла на гуслях. Так же и остальные члены коллектива: гитарист Александр Николаев, контрабасист Илья Беженцев, флейтист, исполнитель на электронных инструментах и аранжировщик Георгий Мажуга, перкуссионист Андрей Панин — все получили высшее музыкальное образование, иные специализировались и по джазу.   

 

— Мы впервые собрались с ребятами поиграть всякую–разную музыку, может, даже для себя, лет десять назад, — рассказал «СЕГОДНЯ» после концерта Георгий. — Первой пришла в голову идея исполнять русские песни. Мы работали с разными вокалистами, но это было не на постоянной основе. Было поначалу много разных составов — музыканты приходили–уходили, собирались ради концертов, и вокалистов приглашали разных. А однажды, больше года назад, пересеклись с Катей. Она покорила наши сердца, и мы ей предложили остаться у нас постоянно. Так мы из инструментального коллектива превратились в вокально–инструментальный. Выступаем сейчас квартетом или квинтетом. 

 

— Это Катя вам подсказала мысль о фольклоре народов вашего региона?

 

— В общем, да, но мы уже свой путь тогда нащупывали — играли ингерманландские песни, ижорские. Сейчас можем с полным основанием сказать, что мы — коллектив, исполняющий народную музыку, причем местную, нашего региона. Он очень многонациональный и славится тем, что все живут дружно. Такое мультикультурное пространство. 

 

— А где вы эту музыку берете? Обычно такой материал находят в этнографических экспедициях…  

 

— Мы сотрудничаем с Центром коренных народов Ленинградской области — берем у них материал. А еще мы дружили с Вилье Тормасом — инструменталистом, композитором, этнографом, который окончил Московскую консерваторию им П. И. Чайковского. Он собирал фольклор малых и ушедших народов Ленобласти. Когда от одного маленького этноса остается 300 человек людей старшего поколения, а дальше уже все перемешано, очень трудно найти их фольклор… Старшие пытаются говорить на своем этническом языке, на ижорском диалекте, к примеру, но остается родным все же русский, а народу этого все меньше и меньше. 

 

Остается все это доставать, восстанавливать. Есть, конечно, коллективы, которые исполняют аутентичную — как русскую, так и финно–угорскую — музыку. Мы так не сможем, потому что у нас кто–то с академическим образованием, кто–то с классическим джазовым — наш удел аранжировка, обработка. 

 

Русские у кельтов и наоборот 

 

— Много ли выступаете, где?

 

— Много. Перед приездом к вам выступали на фестивале «Самайн» — это как финский Хеллоуин. Играем и на кельтских, ирландских народных праздниках, где вместо «ирландщины» исполняем русские народные песни. А когда нас приглашают на всяких городских праздниках выступать, играем, наоборот, кельтскую и шведскую музыку. Мы такие нон–конформисты. Но народу–то нравится! Но уж слишком не залезаем во всякую иностранщину на таких праздниках и русского много даем — соблюдаем меру. 

 

В каком–то смысле можно сказать, что я саунд–продюсер группы — занимаюсь основными частями аранжировок, записываю их. Хотя аранжируем мы все, идеи разные, а потом я обрабатываю и свожу все вместе. Александр Николаев, кроме своей музыкальной части, занимается и административной работой.  

 

— А вы свою музыку записываете?  

 

— А как же! Уже третий альбом выпускаем — он будет посвящен той программе, которую вы сегодня услышали. Покупают наши диски с удовольствием — уже несколько тысяч экземпляров продали за эти несколько лет.

 

Сейчас готовим рождественскую программу — христианские песни разных стран и народов. Проедем с ними в концертном турне от Эстонии — Нарвы и Силамяэ — через Швецию и Данию во Францию, в Италию и Испанию. Будем выступать по лютеранским и католическим церквам.    

 

Интересно, что прапрапрадед у Георгия швед, архитектор Карл Карлович Андерсон. Он приехал учиться в Санкт–Петербургскую академию художеств, стал архитектором и всю карьеру выстраивал в Северной Пальмире. Заслужил чин действительного статского советника. Супруга его была шведкой, а вот дочь, Анна Карловна, уже вышла замуж за русского молодца… 

 

Наталья ЛЕБЕДЕВА.  

Вернуться Печатать