Вернуться Печатать

«Рижский альманах»: о времени и о себе

газета Сегодня 16:46 20.03.2017

Седьмой выпуск «Рижского альманаха» — это объемистая книга в 264 страницы, где, как обычно, есть все — очень много поэзии, проза и публицистика, обзоры, переводы, критика и даже странички для детей.

Пегас и поющие скульптуры

 

На обложке — в лиловых тонах вид Старой Риги с высоты церкви Святого Петра, где на парапете уютно примостился, сложив передние и задние ноги и крылья, конек Пегас. Художница и дизайнер Виктория Матисон, оформлявшая издание, поясняет:

 

— К 80–летнему юбилею большого нашего скульптора Виктории Пельше Анатолий Репше и Людмила Нукневич сняли документальный фильм «Живое». Там есть такой кадр, запечатленный и на фото. Снимок был в лиловых тонах, и я оставила их на обложке…

 

А в самом альманахе — проникнутая любовью, пониманием и почитанием статья публициста и сценариста Людмилы Нукневич о Виктории Пельше, юбилея которой как будто и не заметила наша страна. Людмила приводит слова Виктории из фонограммы к фильму «Живое»:

 

— Что такое скульптура, пластика? Путь для глаза. Нельзя остановиться, скажем, вот тут и не пойти дальше. Идешь взглядом по скульптуре, и та начинает двигаться и самовыражаться…

 

Хотя бывают такие скульптуры — бух–пух–пух, один раз посмотрел, и все ясно. Ну нету никакого хода. Притом что человеческое тело имеет бесконечное число пластических ходов. 

 

Не знаю, спасет ли красота мир, но меня она точно спасает. Для меня это наслаждение. Если я не буду видеть красоту, мне станет незачем… быть. Бессмысленно».

 

Скульптуры Виктории бесконечно красивы, выразительны и талантливы, людей ли она изображает или животных… В городской среде вы можете увидеть их в Петровском парке, у центрального здания банка Rietumu. Они совершенно преобразуют и как–то по–своему организуют окружающее пространство…

 

Страна поэтов, их соревнованья…

 

Совпадение это или нет, но «Рижский альманах», треть которого занимают оригинальные стихи и переводы, представляли в Союзе писателей Латвии почти накануне Всемирного дня поэзии, который, как известно, приходит к нам завтра, 21 марта.

 

Поэты нашей страны стараются держаться вместе и не делить свое сообщество на латышско— и русскоязычных. Хотя — куда же денешься от того, что слово — главный инструмент поэзии. А понимается оно лучше, разумеется, на родном языке. Вот и переводят собратья по перу друг друга.

 

Альманах открывается стихами Велги Криле в переводах Эммы Секундо, преподавателя математики, поэта и переводчика, физика и поэта Юрия Касянича, прозаика и переводчика, главного редактора «Рижского альманаха» Ирины Цыгальской. Далее идут стихи юбиляра прошлого года Кнута Скуениекса (перевод музыкального журналиста и редактора Ольги Петерсон). А одно и то же стихотворение поэта и переводчика Улдиса Берзиньша «Эй, Мюленбах», перевели три разных автора — Ольга Петерсон, Юрий Цивьян и Сергей Морейно.

 

Карлис Мюленбах (1853–1916) был языковедом и основным автором «Словаря латышского языка», и к нему обращается со страстной, сбивчивой, какой–то даже «кровоточащей» речью о родном языке Улдис Берзиньш. О ценности родного латышского языка не менее страстно пишет и Кнут Скуениекс…

 

С удовольствием встретилась еще раз на страницах альманаха со стихами любимого мною поэта Евгении Ошурковой и молодого стихотворца Павла Астрова, сына двух хороших поэтов — Николая Гуданца и Стеллы Астровой, а дальше — поэзия гостей и друзей латвийских поэтов из Санкт–Петербурга — Дмитрия Григорьева, Валерия Земских, Анастасии Романовой и других.

 

Включены в сборник и стихи победителей Кубка мира по русской поэзии — 2015 Алены Асенчик и Майи Шварцман, чемпионата Балтии по русской поэзии — 2016 Дмитрия Артиса, Олега Бабинова, Марины Немарской и других.

 

Приз симпатий «Рижского альманаха» был отдан авторам Кубка мира по русской поэзии — 2016 Игорю Григорову из Архангельска и Александру Крупинину из Санкт–Петербурга. 

 

В рамках проекта «Литературная академия» минкультуры ЛР третий год подряд финансирует семинар молодых авторов, пишущих на русском языке. В сборник помещены сочинения Ланы Никитиной, Михаила Селифанова, Валерия Крижевича, Варвары Трухан, Дианы Пискун и Валерия Карасева.

 

И вот снова перевод — прозы Владиса Спаре «Там все записано». Есть проза Владимира Ермолаева, Владислава Свечкова и Ирины Вахитовой.

 

Более чем на 40 страниц раскинулись в альманахе «Немые диалоги» Ирины Вахитовой — необычного жанра литература, отдающая дань современности, где герои переписываются через интернет, скайп, эсэмэсками. Но дело тут не в форме, а в содержании, чувствах. 

 

— У меня было два варианта окончания «диалогов», — говорит автор. — 12 лет назад я придумала один, а сейчас — другой.

 

Такое кино…

 

Юбиляр прошлого года Янис Стрейч пишет о своем друге Олеге Рудневе, возглавлявшем Рижскую киностудию, — «Сокол ты, сокол…» Это очень откровенная исповедь — что называется, о времени, о себе, своих друзьях, своей работе.

 

Говоря о том, каким гениальным и смелым организатором и заступником киношников был Руднев, Стрейч подчеркивает, что такими были в основном русские, а латыши, как обычно, боялись принимать решения. Знаменитый режиссер, в чьем архиве 22 фильма, вспоминает, с какой любовью, почитанием, обожанием встречали в советское время в регионах Латвии и по всему большому Союзу работников кинематографического цеха. Не знали, куда посадить и чем угостить. Колхозники набивали автобусы заезжих знаменитостей сельскими деликатесами. «Так мы жили. Сплошные радости!» — чуть иронично пишет автор.

 

И все же, когда грянула перестройка и независимость, Янис Стрейч радовался, даже не задумываясь, получит ли еще столь щедрой рукой отпускаемые на кино средства, а вот Олег Руднев и Алоиз Бренч, не выдержав «перемены климата», сломались. Даже ушли почти одинаково…

 

Выдержки из истории ареста президента Карлиса Улманиса, «Записки прокурора Солдниека», заметки «Из истории художественной самодеятельности исправительно–трудовых лагерей», где даже приводятся образцы лагерного фольклора, возвращают нас в ту своеобразную историю, где, в отличие от солнечной и слегка противоречивой, но где–то даже чувственной истории Стрейча, все как–то темновато… Ну да, было и такое. Этот раздел подготовил Борис Равдин.                                      

 

Апостол Задвинья

 

Поэзия и прозы Сусанны Чернобровы из книги «Электронная почта», а вот — критический отзыв поэта и публициста Владимира Френкеля, бывшего рижанина, живущего ныне в Израиле, о новом сборнике Николая Гуданца «Сцепленье предмета и взгляда».

 

Руководитель проекта «Рижского альманаха» № 7, историк культуры и соредактор журнала «Даугава» Борис Равдин исследовал творчество Владимира Глушенкова, рижского живописца, сценографа, графика, поэта, пейзажиста–реалиста и портретиста. Апостола Задвинья, как его называли те, кто встречал Глушенкова на улицах Пардаугавы — странного человека в пенсне и в котелке, белых перчатках, толкающего перед собой коляску со всяким скарбом.

 

А Латвийское общество русской культуры выпустило книгу о Глушенкове «Ветка вербная», куда аккуратно вложен диск, запечатлевший поэта и художника при жизни. Людмила Нукневич приводит в своей статье слова о нем из предисловия к «Ветке вербной» Бориса Равдина:

 

— Стихи Глушенкова не менее живописны, чем его художественные работы. Он преимущественно поэт штриха, детали, словосочетания, строки, лишь изредка — строфы и более. Сплетение красок и мокрых звуков. И немного музыки, атонической, плюс какой–то внутритекстовой живописности. И неудержимое стремление разрушить стих, колом поставить строчку или пару строк…

 

Литературовед Роман Тименчик пишет целое исследование о словах латышского языка, проникших в русскую поэзию — интересно!

 

Бунин в Риге

 

А Борис Равдин в «Свете незакатном» — о выступлениях живого классика, нобелевского лауреата Ивана Бунина в Риге в 1937 году и многолетней переписке с ним рижской учительницы Нины Орловой.

 

— Рижане ждали от Бунина откровений, а он почему–то стал рассказывать в Риге о страстной любви и женщинах, читал свои рассказы на эту тему, — замечает Борис.

 

Как–то не верится, что Иван Бунин так узко подходил к темам своих встреч с читателями. Наверное, это была одна из волнующих его тем.

 

С интересом читается перевод интервью автора «Диены» Инесе Лусини с режиссером Виестуром Кайришем, снявшим фильм «Хроник Мелании». С режиссером порой внутренне споришь, отмечая его узкий взгляд на исторические события, коих он свидетелем не был, и другие явления, но это не только его точка зрения. Полезно ее знать.

 

Порадовал детский раздел альманаха, который ведет замечательный поэт, художник, глава ассоциации «Книги — детям», подвижник Владимир Новиков. Он говорит о том, что Рижской центральной библиотеке исполнилось 110 лет — тоже незамеченный юбилей! Вспоминает, сколько выставок детского рисунка и другого творчества ребят проходило и проходит на седьмом этаже библиотеки — в солнечных залах отдела детской литературы. 

 

— Любой ребенок — это открытие, — говорит Владимир. — Благодаря детям я впервые почувствовал, что у меня есть душа…

 

Юбиляр Паулс и куклы

 

А о своих встречах и совместной работе с юбиляром прошлого года Раймондом Паулсом вспоминает:

 

— Паулс тоже много сделал для детей. Не только в ансамбле «Дзегузите». Он начинал свою деятельность как композитор в Театре кукол — писал музыку для спектаклей 1950–60–х «Дядя Мусор» и «Четыре музыканта». Во втором, сделанном по «Бременским музыкантам», актеры впервые вышли на сцену вместе с куклами — и с тех пор постоянно выходят…

 

Наталья ЛЕБЕДЕВА.

Вернуться Печатать